Ахвяраваць на дзейнасць АРР Дзедзіч
Гісторыя

Новая жизнь старого кладбища в центре Бреста

Депутаты горсовета одобрили концепцию по охране, консервации и благоустройству историко-культурной ценности «Трышынскія могілкі». Ее представили депутатам автор и вдохновитель – доцент кафедры архитектурного проектирования и рисунка БрГТУ Николай Власюк и молодой архитектор УП «Брестреставрацияпроект» Антон Корнейчук. Впервые появилась возможность увидеть рассчитанный на перспективу проект в фотографиях, чертежах и эскизах в 3D-формате.

Сохранить, снести нельзя

Тришинское кладбище – второе в Беларуси после Кальварийского в Минске, имеющее статус историко-культурной ценности. И единственное, где планируется создать лапидарий. А ведь все могло пойти совершенно по другому сценарию. Закрытое для погребений в 1969 году, оно могло быть снесено абсолютно на законных основаниях. Некоторые городские архитекторы рассматривали возможность строительства новых объектов в этом «выгодном» месте в центральной части города. Но это как раз-таки запрещено законом. Зато можно было создать парк для «тихого» отдыха с единственной охраняемой государством могилой – известного украинского писателя, предводителя уездного дворянства Александра (Олексы) Стороженко. Но история и люди распорядились мудрее.

Брестский архитектор-реставратор Николай Власюк в 1996 году получил сертификат специалиста ЮНЕСКО по консервации и охране старинных кладбищ. Его научное исследование так и называлось: «Старинные кладбища Бреста». Автор выявил в городе 75 некрофаций: крупных некрополей, как Тришинский, и небольших локальных захоронений. Накопилось достаточно аргументов, чтобы инициировать придание самому старому из сохранившихся кладбищ статуса историко-культурной ценности.

Недавно здесь был обнаружен надмогильный крест, относящийся к 1834 году. Но, как полагает Николай Власюк, история кладбища гораздо «старше». В этом некрополе нашли упокоение запечатленные в истории города личности: первый директор Брестского кадетского корпуса генерал-лейтенант Александр Гельмерсен, отец Василий (Серно-Соловьевич) – Брестский благочинный, чьим попечением возведен Свято-Симеоновский собор, Екатерина Георгиевна Стеллецкая, мать известного художника «парижской школы» Дмитрия Стеллецкого , владелец пивоварни барон Таубе…

Предложение о придании этому объекту особого статуса поступило в Совмин в 2013 году. 2 августа 2016 года постановлением правительства Тришинское кладбище в Бресте объявлено историко-культурной ценностью регионального значения.

Каким оно предстанет потомкам?

Ограда и въездная брама – это то, с чего предлагается начать. Денег на все про все сразу не хватит, а обеспечить сохранность объекта на этом этапе – пожалуй, самое важное. Кроме того, к 1000-летию города хотя бы со стороны ул. Московской «Трышынскія могілкі» должны предстать в ином виде.

В соответствии с концепцией, ограда должна быть бетонной и непроницаемой со стороны оживленной магистрали. Но не безликим стандартом, а состоять из оригинальных, изготовленных заводским способом фрагментов (или секций), которые можно по желанию варьировать. В основе художественного решения – наложение крестов, что отсылает к нашим традициям и дает «подсказку» о характере скрытого за стеной объекта.

«Одна из мотиваций, – поясняет Николай Власюк, – создание за этой стеной камерности, особого настроя для размышлений и медитации посетителей Города Мертвых. А въездная брама в виде арки символизирует переход из мира живых в иной мир».

Как в Лондоне и Варшаве

Очень интересен подход, положенный в основу концепции. Это так называемая романтическая реставрация («организованная запущенность»). Надгробия сохраняются в существующем виде. Разрешается уборка и вывоз мусора, но не фрагментов надгробий и оград, к какому бы периоду истории кладбища они ни относились. Вырубается кустарник (а где-то и не вырубается). Отдельные старые и высохшие деревья фрагментарно включаются в общую композицию. Восстанавливается историческая трассировка аллей и дорожек. Формировать ландшафт в этом случае должен садовник-художник. Такая методика использована, к примеру, при музеификации Хайгейтского кладбища в Лондоне, а также на еврейском кладбище в Варшаве.

Лапидариум для старинных ценностей

На Тришинском кладбище сохранилось много надгробий, представляющих художественную ценность. Обнаружено надгробие царского периода, где эпитафия – это руны, которые может прочесть только специалист (они не похожи на скандинавские). Много редких образцов чугунного литья и ковки.

Для аварийных высокохудожественных и исторических надгробий и оград, не поддающихся реставрации, предлагается построить лапидариум. Это отдельное крытое строение с прозрачными стенами, где поддерживается оптимальный температурный режим. А в местах захоронений взамен аутентичных надгробий появятся их муляжи в натуральную величину.

Современные надгробия, если их пожелают установить в экстренном или плановом порядке родственники умерших, должны быть типовыми и иметь в высоту не более 1 м.

По примеру Кальварийского кладбища в Минске предлагается также по периметру некрополя создать колумбарную стену для коммерческих захоронений в урнах.

Восстановление Свято-Троицкой церкви

Кладбищенская Свято-Троицкая церковь утрачена в 1960-х годах. Но, к счастью, ее проектные чертежи сохранились. Дошли также фотографии, на которых посетители кладбища запечатлены рядом с этой церковью.

«Будет ли на Тришинском кладбище церковь и когда – этот вопрос открыт, – комментирует Николай Власюк. – Но мы должны предоставить потомкам такую возможность. В этом вопросе, как и в целом при воплощении концепции, необходимо сотрудничество представителей всех традиционных религиозных конфессий. Я – за то, чтобы это был экуменистический храм. Ведь до 1944 года, когда кладбище стало коммунальным, оно разрасталось стихийно, здесь хоронили не только православных, но и католиков, евреев, мусульман».

Разработчик концепции уверен, что ему удастся защитить ее на методической раде при Министерстве культуры. Но прежде всего историко-культурная ценность «Трышынскія могілкі» предполагает установку охранной доски, разработку проектов зон охраны, назначение научного руководителя. И, непростой вопрос по нынешним временам, выделение бюджетных средств на поэтапное благоустройство некрополя.

vb.by

Пакінуць адказ

Ваш адрас электроннай пошты не будзе апублікаваны. Неабходныя палі пазначаны як *