На первый взгляд, никто, казалось бы, не возражает против академической свободы. И руководители высших учебных заведений, и министры образования разных стран склонны заявлять, что данная привилегия вошла в привычную практику вузов и общества. И все же проблемы, связанные с академической свободой, существуют почти повсеместно. Причиной их стали меняющиеся академические реалии, политическое давление, рост коммерциализации, растущее влияние рыночных отношений в высшем образовании или же законодательные меры. Целью настоящей статьи является обсуждение вопроса о том, насколько осторожно следует относиться к самому определению «академическая свобода», чтобы в сложном мире глобализации ее можно было отстоять. Новое и вероятно менее ограниченное понимание академической свободы необходимо в эпоху Интернета и глобальной экономики знаний.

Немного истории

Вильгельм фон ГумбольдтоАкадемическая свобода в высшем образовании имеет долгую историю, но ей всегда приходилось вступать в спор с силами за пределами университета. Со времен Мартина Лютера и Сократа профессоров подвергали гонениям за их взгляды – государство, церковь или иные группы, обладающие властью, которым были не по нраву инакомыслие или неудобные истины. Основы академической свободы в ее современном понимании были заложены вероятно Вильгельмом фон Гумбольдтом, основавшим в 1818 г. в Берлине исследовательский университет. Идея немецкой академической свободы была довольно ограниченной. Она заключалась в Lehrfreiheit – свободе профессоров преподавать в аудитории и проводить научные исследования по своей непосредственной специальности. Свобода выражать взгляды, выходящие за пределы круга научной специализации профессора, в идеалы Гумбольдта не входила, и в Германии XIX века академики, позволявшие себе высказывать иную точку зрения на политические темы, отличную от общепринятой, подвергались дисциплинарным санкциям, а социалисты и инакомыслящие отстранялись от преподавательской деятельности. Следует отметить, что студентам также гарантировалась Lernfreiheit – свобода выбора предметов для изучения.

Американская ассоциация профессоров университетов (ААПУ) впервые сфокусировалась на проблеме определения академической свободы в 1915 г., сформулировав в специальном заявлении 3 принципиальных задачи: «содействовать человечеству в поиске и накоплении совокупности знаний», «обучать студентов основам наук» и «готовить специалистов для работы в различных отраслях государственной службы». Получив одобрение руководства университетов, ААПУ в 1940 г. расширила понятие академической свободы и включила в него свободу профессора выражать свои мысли по вопросам выходящим за рамки непосредственной академической квалификации. Другими словами, профессор имел право более свободно выражать свое мнение по широкому кругу вопросов, хотя в заявлении подчеркивалась персональная ответственность профессуры и признавались некоторые ограничения. И в Германии, и в США в понятие академической свободы входила защита права профессора на постоянную работу по особой системе контрактов: профессора нельзя было уволить за его научные исследования или за взгляды, которые он высказывал по широкому кругу предметов. Профессор получал защиту как член академического сообщества. Он не мог быть наказан за возможное несогласие с политикой руководства университета в вопросах академического управления и политики. Такой более широкий подход, вытекающий как из немецких, так и из американских традиций судя по всему широко применяется в тех странах, где издавна признают академическую свободу, хотя можно встретить немало примеров нарушения общепринятых норм.старые учебники

Современные разногласия

В то же время, определение академической свободы постоянно расширяется и сокращается, отходя от традиционных норм. Некоторые сейчас определяют академическую свободу как буквально все, что содействует эффективному обучению и научным исследованиям – привлечение преподавателей к процессу управления университетом, надлежащее финансирование высших учебных заведений, наличие подходящих условий для преподавания и обучения, таких как соответствующие стандартам аудитории и современные технологии. Понятие «академической свободы», таким образом, расширяется до всех факторов необходимых для функционирования успешного университета. Тем не менее, есть страны и университеты, которые заявляют о своей приверженности академической свободе, однако в действительности, накладывают ограничения на содержание изучаемого материала или тематики исследований и публикаций.

Современные реалии также порождают свои сложности. Интернет, дистанционное обучение и связанные с ними технологические инновации, а также рост транснациональных медийных конгломератов, которые все больше контролируют распространение знаний, стали причиной возникновения вопросов об интеллектуальной собственности на знания. Вопросы, относящиеся к академической свободе, связаны с данными технологическими дискуссиями.

Является ли сегодня академическая свобода необходимым условием для высококлассного университета мирового уровня? Факты свидетельствуют в пользу этой необходимости. Разнообразные международные рейтинги отдают первые места тем высшим учебным заведениям, у которых есть высокая степень академической свободы. Лишь немногие университеты, занимающие высокие позиции в рейтингах, систематически нарушают традиционные нормы академической свободы. Высокая степень академической свободы особенно важна для социально-гуманитарных наук, однако все области знаний выигрывают от свободы научного поиска и сознания того, что университет привержен свободе выражения идей и мнений.

Необходимость нового консенсуса

Академическая свобода, бесспорно, это основная ценность высшего образования. В экономике знаний XXI века понятие «академическая свобода» нуждается в некотором переосмыслении под воздействием новых факторов, влияющих на высшее образование, – массовости, коммерциализации и подотчетности университетов. Сейчас необходимо вновь вернуться к ключевой концепции академической свободы, разработанной Гумбольдтом и расширенной в заявлении ААПУ в 1940 г. Академическая свобода, прежде всего, это право профессора обучать в области своей квалификации без каких-либо ограничений, проводить исследования, печатать публикации и выражать свое мнение в средствах массовой информации (газетах, Интернете и т.д.). Академическая свобода защищает право профессора на труд и дает ему наиболее незыблемые гарантии, которые только возможны – через контрактные договоры, систему государственной службы или иные договоренности.

550Заявление, опубликованное профессорами Кейптаунского университета в ЮАР и прозвучавшее в знаменитом решении Верховного Суда США в 1957 г. гласит:

«Каждый университет несет ответственность за создание такой атмосферы, которая будет наиболее полно содействовать развитию научной мысли, эксперименту и творчеству. Это атмосфера, в которой преобладают «четыре неотъемлемые свободы» университета – самому определять согласно академическим стандартам, кто может преподавать, что может преподаваться, какими методами и кого можно допустить к обучению».

Эти идеалы наиболее точно определяют суть основных идей академической свободы.

Для академической свободы не так несущественно как осуществляется процесс управления университетом, достаточно ли он финансируется или даже как оплачивается труд профессуры. Привилегия академической свободы не гарантирует, что профессура должна участвовать в управлении университетом, но она гарантирует, что преподаватели могут высказывать свое мнение по вопросам внутреннего управления, не опасаясь наказания. Академическая свобода не связана с подотчетностью. Университеты вполне законно могут требовать соответствующих результатов и продуктивности от профессорско-преподавательского состава. Работу профессуры можно оценить, и неадекватный результат работы может привести к определенным санкциям, или даже, в крайнем случае, увольнению, но только лишь после тщательной процедуры, не нарушающей академической свободы. Академическая свобода защищает свободу профессуры на обучение, исследования и выражение мнения – и ничего более.

Текущие проблемы

Сегодня традиционная академическая свобода находится под угрозой во многих местах, и это заставляет более пристально вглядеться в современные проблемы, начиная от жестких санкций, которые накладываются на профессора за обучение, исследования или выражение мнения, вплоть до увольнения, тюремного заключения или даже насилия. Такие организации, как «Ученые под угрозой», оказывают помощь пострадавшим профессорам и предают их проблемы гласности. В некоторых странах существуют ограничения на предметы исследований, обучения и публикаций. В некоторых случаях ограничения сформулированы недвусмысленно, но в большинстве случаев существуют «красные линии», которые нельзя пересекать, хотя они четко не определены. И все же при нарушении этих невидимых границ преподаватели могут подвергаться наказаниям.

Перечень этих стран и предметов изучения, к сожалению, достаточно длинный. Даже в США, в стране, где существует в целом достаточно эффективная система мер по защите академической свободы, начинают возникать проблемы такого рода. По недавнему решению суда, профессор, который открыто выступает против политики своего университета и наказывается за свои действия, не находится под защитой академической свободы. Возрастающее количество преподавателей-почасовиков во многих странах лишены эффективной защиты своей академической свободы, поскольку часто принимаются на работу для ведения лишь одного курса на неопределенный период времени. Вопрос о праве на интеллектуальную собственность транснациональных корпораций или даже университетов стал предметом разногласий в некоторых странах. Является ли нарушением академической свободы контроль за публикациями внешней организацией, обладающей правом на интеллектуальную собственность? Является ли нарушением академической свободы, если государство предъявляет те или иные требования к учебным планам, как это происходит в значительном количестве стран? Короче говоря, академическая свобода сегодня находится под значительным давлением, и расширение определения этой ключевой концепции таким образом, чтобы она охватывала практически все, существенно затрудняет защиту ее основ. Сложности XXI века требуют особого внимания к основополагающим принципам академической свободы для их защиты во все более неоднозначном мире.

Филип Г. Альтбах – стипендиат профессуры Монана и директор Центра международного высшего образования Бостонского колледжа.

Источник: ihe.nkaoko.kz

[supsystic-social-sharing id="1"]