Брестчане задавали гостю самые разные вопросы, волнующие многих: с чем связано резкое падение курса белорусского рубля, почему всё так дорого и насколько затяжным будет этот кризис.

s2g0OVFWlu4[1]

Сергей Чалый вспомнил, как спрашивал у западного консультанта о различиях систем советского и западного экономического типа, разнице между частником и директором чужого предприятия, и интересовался: не воруют ли там? Консультант ответил: «У нас научились воровать с прибыли, а у вас воруют с убытков. А это принципиальная разница». Так до прибыли может и не дойти.

По мнению Чалого принцип нашей экономики — «отнять и поделить» — уже не работает. Уникальная белорусская модель наиболее успешной была в период с 1996-го по 2006-й годы. Темпы ей роста в основном выстраивались на использовании дешевых российских нефтересурсов.

Для Беларуси 2006 год — пик экономический показателей. Примерно также советские аналитики сравнивали 1913-й год Российской империи с экономическими достижениями СССР. Но всем давно понятно, что если в одном месте прибыло, то в другом неизбежно убудет: экономика развивается в совокупном порядке и непременно по своим законам, выраженным в обычных формулах. Встреча брестчан с востребованным экономическим аналитиком превратилась в живой диалог: говорили «на одном языке», а знаменитые высказывания и анекдоты вызывали улыбку и смех с полуслова. Если Сергей начинал фразу, то слушатели заканчивали ее. И наоборот: если кто-то из зала начинал анекдот, то финансовый аналитик тут же его заканчивал.

— Так делать нельзя!

— А если я издам указ?

На вопросы «что же делать»; «это же ужасно», «как нам быть», «такого еще не было»; «когда этот кризис закончится» Сергей Чалый отвечал уверенно и со знанием законов мировой экономики.

Тезисно его ответы выглядели так:

— МВФ даже больше заинтересован с сотрудничеством с нами, чем сама Беларусь;

— Парадоксы системы нашей модели социальной защищенности уже всем очевидны. Сокращение рабочих мест — «это не баг, а фича» (не ошибка, а особенность нашей системы). Сейчас страна находится в таком периоде, когда имеется избыточная занятость: по сути, у нас — скрытая безработица, следствием чего являются вынужденные отпуска без оплаты, неполная трудовая неделя. Всё это и есть «пособия по безработице», хотя у нас такой термин не употребляют.

— Мы находимся в точке бифуркации (критическом состоянии системы, при котором она становится неустойчивой). Суть любого кризиса — устранение дисбалансов, накопленных за период предшествовавшего ему бума. Есть всего два варианта «корректировки» ситуации: в первом случае («ничего не делать») всё происходит помимо нашей воли, неуправляемо и катастрофически; в другом («оседлать тигра») ситуация исправляется целенаправленно, управляемо и с минимизацией издержек.

— Нынешний кризис будет затяжным, и не похож на предыдущие, которые растягивались на несколько месяцев.

— Не должно быть никаких страхов по поводу того, что «такого не было никогда и ни в одной стране». Всё это было и не раз и во многих странах: есть пример Латинской Америки и СССР, уже описанный мировыми экономистами.

Беседа с Сергеем Чалым продолжалась более двух с половиной часов и получилась очень увлекательной. А организована она была Агентством регионального развития «Дзедіч» в рамках проекта «Есть разговор».

Тэкст: mybrest.by

[supsystic-social-sharing id="1"]