Чем отличается учебный процесс в одном из крупнейших вузов Германии? Легко ли получить стипендию и защитить диплом на иностранном языке? Как найти общие точки соприкосновения в интернациональной группе студентов?

 За два года учебы по магистерской программе для журналистов в Академии Дойче Велле (Deutsche Welle Akademie) Екатерина Крыжановская не только нашла много новых друзей, но и получила работу на престижной европейской радиостанции.

Deutsche Welle – это крупный немецкий медиахолдинг, который освещает события в Германии и рассказывает об истории, традициях и реалиях современной жизни в ФРГ многомиллионной аудитории по всему миру. При этой организации существует специализированная Академия, которая занимается проведением тренингов, мастер-классов и практических семинаров для журналистов из разных стран. Несколько лет назад Академия решила выйти на новый уровень и совместно с Боннским университетом и Высшей школой Бон-Райн-Зиг организовала магистерскую программу International Media Studies, которая ежегодно набирает молодых журналистов со всего мира для продолжения учебы и повышения квалификации.

— Екатерина, насколько сложно было поступить на этот курс?

— Я в первый раз поступала в иностранный университет, поэтому мне трудно сравнивать. Но если оценивать по 10-балльной шкале сложности, то, наверное, я выбрала бы 7 баллов. То есть я допускаю, что процесс мог бы быть и гораздо сложнее. Это был, по сути, конкурс документов, и самой большой трудностью было хорошо подготовиться к языковым тестам (нужны были два сертификата – английский IELTS и немецкий TestDAF). Непросто было также написать толковое мотивационное письмо, где четко прописать причины, по которым мне хотелось учиться именно по этой программе.

— Что больше всего запомнилось за два года учебы – из учебного процесса, досуга?

— Меня удивило отношение преподавателей к студентам. На нас никто ни разу не повысил голоса. Единственную преподавательницу, которая читала лекции по какой-то книге, сняли с занятий, поскольку студенты заявили, что читать они умеют сами, для этого преподаватель не нужен. То есть преподавание там предполагает высокую «добавленную стоимость». Что касается свободного времени, то больше всего запомнились вечеринки. В нашей группе оказалась молодежь из  России, Германии, Индонезии, Новой Зеландии, Пакистана, США, Бразилии и других. На наши вечеринки каждый приносил свое национальное блюдо, ставил национальную музыку. Так что за время учебы всем удалось познакомиться не только с немецкой культурой, но и практически со всем миром.

— Насколько легко для тебя было адаптироваться, завести друзей?

— Подружиться было легко, ведь все студенты приехали в Бонн из разных стран или регионов Германии, так что знакомых в городе ни у кого не было. В то же время это стало и препятствием к адаптации: языком общения у нас стал английский, и с местными жителями мы практически не общались.

— Поделись забавными случаями из студенческой жизни.

— В первом семестре у нас был предмет «Межкультурная коммуникация». На одном из занятий слово взял мой одногруппник из Эфиопии. Встав, он попрощался со всеми нами. Дело в том, что ему приснилось, что он умрет 25 октября, а в Эфиопии к сновидениям относятся очень серьезно. Он искренне пожелал нам всего хорошего и попросил не грустить. Последовала немая сцена: даже преподаватель, в теории хорошо знакомый с особенностями разных культур, не знал, как отреагировать. Впрочем, в понедельник молодой человек был снова «в строю», жив и здоров. Как оказалось, ему приснилась лишь дата перехода в мир иной, а в какой год это случится, не известно. Так что есть все шансы, что он проживет еще лет 70.
Кстати, чаще всех на занятия опаздывала… немка. Причем минут на 40, не меньше. Так что пресловутая немецкая пунктуальность в ее случае не работала почти никогда.

— В чем ты видишь главный плюс и главный минус этой программы в частности и образования в Европе вообще?

— Минусов в учебе за границей я не вижу. Новый опыт, люди, культура – это расширяет горизонты. Говорить о принятии иных точек зрения, открытости к неожиданным идеям легко, но на практике, когда попадаешь в другую среду, приходится над собой много работать, чтобы действительно быть способным на это. Непросто и заново доказывать окружающим, на что ты способен. Но это испытание стоит пройти – новые друзья и впечатления того стоят.
Что касается программы – ее огромный плюс в интернациональности. На лекциях о разных аспектах работы СМИ мы многому учились и друг у друга. Для поступления туда нужен был опыт работы, так что у каждого из нас уже было, о чем рассказать про специфику работы журналистов в своей стране.

— Сложно ли было написать и защитить диплом на иностранном языке?

— Диплом было очень сложно писать. За отведенные 4 месяца, отведенные на написание работы, я практически не общалась ни с кем, кроме экспертов и научного руководителя, и ничего, кроме библиотеки, я не видела. Я писала работу на английском, и в этом было мое преимущество. Для немецких профессоров это все-таки тоже не родной язык, так что какие-то мелкие недочеты могли остаться незамеченными. А сама по себе защита, наверное, везде похожа: множество вопросов, на которые нужно уверенно отвечать. Разбор полетов прошел детальный.

— Как ты считаешь, интереснее работать или учиться?

— Учеба – с одной стороны, это всегда новые знания, интересные знакомства, амбициозные проекты и сложные экзамены, которые требуют неимоверного напряжения, но в тоже время, это определенная беззаботность, которую дает «положение» студента. А Работа?! Это уже совсем другая история.

Источник: euro-pulse.ru

[supsystic-social-sharing id="1"]