Ахвяраваць на дзейнасць АРР Дзедзіч
Адукацыя

Что мы будем делать без Болонского процесса?

Беларусь осталась без Болонского процесса минимум до 2015 года. Что означает это для белорусских студентов и преподавателей?

Означает ли этот отказ ограничение мобильности студентов? Каких шагов навстречу европейской интеграции ждут от страны? Кто виноват и что делать? Рассуждает профессор Владимир Дунаев.

Суть политики стран-участниц Болонского процесса по белорусскому вопросу состоит в том, что без серьёзных реформ высшего образования наша страна не может стать полноценным членом Европейского пространства высшего образования (ЕПВО).

Поскольку принятие Беларуси в Болонский процесс может быть расценено местными властями как поддержка их политики в области образования, белорусский вопрос снят с повестки дня встречи министров образования стран ЕПВО.

Есть ли жизнь вне Болонского процесса?

«Если это решение (непринятие Беларуси в Болонский процесс – ampby.org) надо рассматривать как поражение, то поражение не белорусского сообщества, не белорусских студентов и преподавателей, а поражение министерства образования», — утверждает экс-проректор Европейского гуманитарного университета, член общественного Болонского комитета профессор Владимир Дунаев. Для студентов и преподавателей в этом решении ничего негативного не содержится.

Многих пугает то, что раз Беларусь не приняли в Болонский процесс, студенческая мобильность уже никогда не будет такой, как если бы Беларусь приняли. Однако, мобильность и формальное членство в Европейском пространстве высшего образования непосредственно не связаны.

Даже если Беларусь приняли бы в Болонский процесс, формально мало что изменилось. Потому что европейские программы поддержки мобильности останутся теми же самыми. Их расширение в ближайшем будущим зависит не от членства в Болонском процессе, а от участия нашей страны в программе Европейского Союза «Восточное партнерство».

Мобильность и признание дипломов

Многие также думают, что мобильность — это возможность уехать навсегда. Но Болонская система не ориентирована на то, чтобы студенты навсегда покидали родину. Предполагается, что студент должен провести год за рубежом, приобретая новые навыки и знания в университете другой страны. «Люди едут на какое-то время, возвращаются. Вопрос в том, как признаются результаты этого обучения в Беларуси? Так вот никак!, — говорит Владимир Дунаев — Зачастую он должен досдавать экзамены за те курсы, которые не прошел в Беларуси».

Если же студент, завершивший образование за границей, вернулся домой со степенью бакалавра, то зачастую такое образование белорусским Министерством образования рассматривает как незавершенное высшее.

Поэтому важным является обоюдное признание дипломов. А для этого необходимо перестроить структуру образовательных программ и ввести кредитную систему. Тогда станет возможным перевод результатов обучения в любом университете в соизмеримые единицы.

«Даже без формального вхождения в Болонскую систему Беларусь может вводить кредитную систему, признание дипломов — всё это приближает нашу страну и к формальному участию в ЕПВО», — утверждает наш собеседник.

Не хотите быть такими как они — не ходите к ним

Но помимо указанных элементов политики, есть определенные ценности, которым тоже надо соответствовать. «Мы заявляем о том, что нам наплевать на эти европейски ценности, то чего ж мы тогда туда щемимся? », — удивляется эксперт.

«У вас выбор есть: не ходите. Не хотите быть такими как они — не ходите к ним. Не хотите быть такими, как другие в Болонском процессе — не подавайте туда заявку. Оставайтесь единственной ни на что не похожей страной. Может еще Северная Корея составит нам компанию», — говорит Владимир Дунаев.

Три кита реформирования системы образования

Даже несмотря на отказ о вхождении Беларуси в Болонский процесс, европейские партнеры не изолируют Беларусь. Как раз наоборот — задача состоит в том, чтобы максимально втянуть Беларусь в процессы европейской интеграции и способствовать реформированию белорусской системы образования. 

По сути, от Беларуси в ЕПВО ждут неких сигналов. Сигналов того, что страна готова встать на путь реформирования. Это не значит, что на момент вступления Беларусь должна перекроить всю систему образования на болонский манер. Необходимо продемонстрировать, что страна продвигается в этом направлении. Таким образом присоединялись и другие страны. На момент вступления они не имели вполне отстроенной системы. 

Что же, по мнению эксперта, могло бы стать такими сигналами от нашей страны?

Во-первых, прекращение репрессий против инакомыслящих, против участников молодёжных объединений, мирных собраний.

Во-вторых, прекращение инструментализации высшего образования для политических целей, которые преследует власть. Например, принудительного досрочного голосования иногородних студентов, живущих в общежитиях.

В-третьих, прекращение принудительного вступления студентов и преподавателей в Белую Русь, БРСМ и тому подобные организации.

«Все эти вещи являются брутальными проявлениями пренебрежения к академической свободе», — отмечает Владимир Дунаев.

Ректор — это должность выборная

Крайне важно и то, что в Беларуси ректор — это чиновник, назначенный начальством свыше и выполняющий указания. Поэтому академическое сообщество никакого влияния на ректора не оказывает и оказывать не может. Сигналом о начале реформ в Беларуси могло бы стать также возвращение к выборам ректора.

«Я понимаю, что оно может быть таким же иллюзорным, как и прочие выборы, но, по крайней мере, юридически была закреплена норма ответственности ректора не только перед вышестоящим начальством, и перед коллегами», — убежден Владимир Дунаев.

В этом случае ректоры бы были более рассудительными при принятии решений об исключении студентов и увольнении преподавателей по политическим мотивам, отмечает профессор Дунаев.

Недаром на данный момент ректоры белорусских университетов находятся в списке невъездных в ЕС. Однако, этот список — это не месть ректорам, а инструмент, который должен побуждать высшее образование отказаться от политических репрессий.

Если, например, результаты мониторинга подтвердят, что репрессий против инакомыслящих не проводится, ректоров из этого списка исключат.

Шанс на изменения

Болонская система для Беларуси — это шанс начать реформу системы высшего образования, которая неэффективна не только в гуманитарном, но и в экономическом смысле.

Рынок труда не удовлетворен тем, что дает высшая школа, экономика от такого образования не выигрывает. Однако, на данный момент у Беларуси нет ни интеллектуальных, ни экономических, ни технических ресурсов, чтобы в одиночку повысить эффективность образования. Поэтому улучшать систему образования целесообразно плечом к плечу с европейскими странами, которые ищут ответы на похожие вопросы.

Предлагаем ознакомиться

Альтернативный доклад о состоянии высшего образования в Беларуси, подготовленный Общественным Болонским комитетом: «Беларусское высшее образование. Готовность к включению в Европейское пространство высшего образования». На русском (краткое изложение) и английском (полный вариант) языках.

Официальный доклад о состоянии высшего образования в Беларуси, подготовленный Министерством образования Беларуси и Республиканским институтом высшей школы: на русском и английском языках.

Дорожная карта реформирования белорусского высшего образования, подготовленная Общественным Болонским комитетом. На русском и английском языках.

Справка

Владимир Дунаев — профессор, экс-проректор Европейского гуманитарного университета, член общественного Болонского комитета.

Болонский процесс — процесс сближения и гармонизации систем высшего образования стран Европы с целью создания единого европейского пространства высшего образования. Официальной датой начала процесса принято считать 19 июня 1999 года, когда была подписана Болонская декларация.

Источник: www.ampby.org

Пакінуць адказ

Ваш адрас электроннай пошты не будзе апублікаваны. Неабходныя палі пазначаны як *