Встали мы пораньше вчерашнего и собрались немного быстрее, хотя темп все равно держался матрасный. Никто не забыл подколоть Аленку и поржать с вчерашнего прыжка лосося.

Еды мы с собой взяли как на неделю, пришлось оставить в домике хороший такой набор провианта. Люди, которые это найдут, могут дня два прожить. Написали записку, положили в пакетик. Надеюсь, волки не съедят.

Дорога началась еще сложнее, чем вчера. Вообще, каждый раз, когда думала, что хуже уже некуда, хуже всегда находилось. Хорошо, хоть по дороге встретился ручей, напились на славу, хотя и топленый снег надавал колориту. Солнце жарило как августовское.

В общем, было тяжко. Через пару часов вышли на хорошую тропу, проваливаться практически перестали. Красотень стояла неописуемая, как на новогодних открытках. Шли все быстро и легко, сегодня последний день, хотелось успеть выйти на цивилизацию, чтобы не оставаться еще на одну ночь.

На горизонте показались домики, значит шли мы верно, хоть и обошли две вершинки. Бабушка по дороге подтвердила, что мы приближаемся к нашей конечной цели – озеру Синевир.

При виде этой самой цивилизации стало как-то не по себе. Хотелось высушиться, помыться и податься обратно. Из озера сделали просто шоу, тут тебе и лошади в телегах, и сувениры, и пожрать-напиться… Дяденька из «Сувениров» любезно предложил нам машину на обратный путь. За охрененно большие бабки. Но, как оказалось, выбора у нас не было. Мы оставили у него рюкзаки, хотя долго стремались это делать и пошли в гору глядеть озеро. Подъем был довольно крутой, так что дорога была в стиле «Туда полчаса, назад пять минут». Озеро зимой, конечно, не особо впечатляет – покрытая снегом поляна. Зато мы по нему потоптались. Правда нас предупредили с тропинки не сходить, а то люди проваливались в воду…Весна всетаки..

Мы вышли немного за цивилизацию, что бы покушать и выпить чаю. Подняли кружки за горных духов, не знаю, если ли они на самом деле, но то, что они нас хранили — это точно.

В машине ехали долго, на свою электричку мы уже опоздали, так что терять было нечего, можно было развалиться на заднем сиденье и любоваться горами.

Через часа два были в Воловце, в машине увидели, что стоит какая-то электричка, Валерка налегке рванул – оказалась наша. Будто нас ждала, успели только рюкзаки закинуть, как она тронулась. Разумеется, проводник не преминул с этого наварить на цене билета.

Люди нас шугались, от нас разило костром да и вид был не весьма презентабельный, в сравнении с чистенькими и яркими сноубордистами. Вскоре нас начали снимать на мобильник. Точнее не нас, а наши рюкзаки, ибо в паре сантиметров от Валеркиной головы с рюкзака смачно так свисал топор, прямо острием на его макушку. Валера категорически отказывался менять его местоположение и люди вокруг нас потиху рассасывались.

Во Львове мы встретили наших минчан, подошло ко мне нечто небритое и сказало: « О Господи! Беларусы, да вы живы! А мы за вас так переживали!». А я буркнула что-то в ответ и пошла в вагон, чего они нас хоронят -то постоянно. Зашла и…обомлела. Табор цыган, деревянные сидения, вонь жуткая, кучка велосипедистов пытаются приютиться, бабки, дети. Не хватало только для полной картины веревок с бельем. В общем, меня чуть не стошнило, и я направилась в тамбур, подошли ребята, увидели эту картину маслом и мы решили, что лучше простоим ночь в тамбуре, чем еще раз туда зайдем. Еще два парня решилитак же.

Отправили Валеру на переговоры к проводнику плацкарта, договорились за отдельную плату приютиться у него. Мест нам досталось всего 3, на верхних боковых полках. Надо было ложиться спать только троим, поэтому не лег никто. Решили болтать, пока не освободится еще одно место. А еще у нас был коньяк, шоколадка и грейпфрутовый сок. В ботинках хлюпало и это грозило простудой, пришлось опять «лечиться».

Положила куртку под голову, а от нее страшно несло костром. Пришлось заложить ее кофтой, но от нее тоже несло – последствия ночи в избушке. Вот тут-то меня и спас аццкий шарф, спертый у друга накануне похода, который так стойко источал мужицкие духи, что даже костровой дым его не взял. Ткнулась в него носом и уснула. Разбудил меня Женя, мы приехали.

Время до Бреста прошло в полудреме, сменили две электрички, болтали, смеялись. На границе пограничники с нас постебались. Не думали, что мы тут живьем появимся. В Беларуси царила непогода, мокрый снег с дождем и сырость…

[supsystic-social-sharing id="1"]